«Йоль»: зимние сказки от Анны Романовой

Просмотров: 592
Тверь, . TIDC.RU - В нашей авторской рубрике мы продолжаем публикацию серии зимних сказок Анны Романовой. Сегодняшнее повествование называется «Йоль».
«Йоль»: зимние сказки от Анны Романовой
.  ::  Рубрика: Слово за автором
Информационное агентство «ТИДЦ»: радиостанция «Серебряный дождь» - Тверь, 103.8FM

Говорят, когда приходит Йоль, страшен он и холоден, бродит, скрежещет зубами за стенами дома. Жертву ищет Йоль. Только врут старые байки. Даже холодной зимой одно греет мир – любовь горячего сердца.

Будто навсегда отпечаталась у меня картинка из детства: медленной поступью идет за околицу девушка. Убрана и причесана, словно для пира. Но горькие слезы бегут по ее лицу, не глядит она под ноги. Двое старейшин ведут красавицу. А в стороне парень, черный лицом от горя и отчаяния, дружки держат его накрепко, чтобы не натворил чего

- Ох, ох, вот и Танну повели, а весной она замуж собиралась, — бабка на лавке тяжело вздыхает, — а теперь Йолю на ночь развлечением будет.
- Ба? А разве Йоль любит слезы и горе? Ему же дева нужна, чтобы одному не быть, чтобы грел его кто-то свой, а то вон, какая зима холодная, — спрашиваю я.

Бабушка усмехается: «Может, так оно и есть, только кто ж теперь это знает, сколько воды утекло! Да и не найдется такая, чтобы добровольно сама ушла, Йоля счастливым делать.»

- Я уйду! – брякнула я и испугалась не на шутку, что это меня за язык дернуло.

Бабка моя так и охнула: «Бестолковая! Что ж ты делаешь! А ну, услышит он? Других насильно берут, они хоть радости человеческие ведают, а тебя он на каждом перекрестке ждать будет, пока не исполнишь задуманного». Но тихо было за окном, не бросился Йоль ни стучаться к нам, ни морозить, требуя исполнения задуманного, но только норны ведают нитями судьбы нашей.

***

jol_ann

Годы утекли, словно река в холодное море, выросла я, не стало моей бабки на свете, но детская мысль бьется внутри меня, словно болотный огонек – холодная, страшная, но почему-то странно желанная, будто кто-то так и подталкивает по локоток на лютый холод. Зима выдалась лютая, страшная, мороз трескучий, пробирал до изморози на стенах. И в общинном доме собрались старейшины. Вся деревня сбежалась, перешептывались, озирались, все на девушек взгляды бросали: кто станет невестой Йолю? Кто будет с ним до весны по полям метели водить? Много у нас красивых девушек, а нет никого красивее Анники – золотые косы, синие глаза, стройный стан. Невестой кузнеца была она, за его спиной от жребия и спряталась. Но не обманешь старейшин. Чем свирепее Йоль, тем красивее и умелее девушка будет ему в дар. Дрогнули широкие плечи у кузнеца, словно долгие и трудные годы жизни в одно мгновение обрушились на него, но ни слова не вымолвил он, когда повели его Анники одевать дорогие одежды. И все бы хорошо, да только в груди у меня что-то загорелось, не то пожар, не то меч невидимый пронзил ее: «Стойте! Стойте!»

Обернулись старейшины.
- Это за мной он пришел! Меня ждет, когда добром приду к нему, сердце его согрею!
- Рехнулась ты, девка! Не возьмет тебя Йоль, только рассердится. Взгляни на себя, разве такая невеста нужна ему?
- А вы испытайте. Если хватит ему моей доброй воли, то отпустите Анники к жениху ее, А если нет, то уж никто вам не помешает более.

Сказала, а внутри все колотится, сердце бухает молотом, в ушах шумит, руки похолодели. Никто меня навстречу к Йолю не готовил. Платье я из своего сундука достала, еще бабушкино, на свадьбу шитое. Волосы маминым обручем убрала. Вот и факелы у моего крыльца. Выхожу, не оглядываясь. И не стало страха в моем сердце. Словно песня зазвучала, да такая, что ноги сами меня в лес понесли. Старейшины за мной идут, диву даются, никогда еще девка так в лес не бежала. На щеках моих румянец разыгрался, глаза заблестели , а песня волшебная так и вьется надо мной. Под елью привязали меня старейшины, поклонились Йолю и скорее в тепло побежали, а я осталась. И слышу я шаги по легкому снегу – это господин и жених мой, Йоль идет ко мне.

Песня слышнее стала, это жених мой, Йоль для меня поет. Вот уже и руки его на своих плечах почувствовала. Крепкая хватка, не вырвешься. Да только я и не хочу. Закрыла я глаза, и жаром повеяло, летней землей, полем ячменным, и жених мой стоит передо мной, красив и статен. Нежностью искрятся глаза его, и шепчу я: «Приди ко мне, прижмись к сердцу моему, назови своей…»

Наутро вышли из домов старейшины, и небо улыбнулось им сияющей голубизной, стихла метель и снег, будто нежнейшая песцовая шуба. Тихо в лесу, не трещит мороз, а под елью нет никого, лишь веревки остались.

А с тех пор зимой теперь не одну фигуру, а две разглядеть можно. Это Йоль идет по миру с белой девой своей, госпожой Метелицей. На жаркую Литу вышла Анники замуж за кузнеца, вся деревня на свадьбе гуляла, и две соседних позвали.

Автор: Анна Романова
Ошибка на сайте? Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Комментировать:

Просим Вас быть взаимно вежливыми и избегать ненормативной лексики.
Редакция оставляет за собой право удалять комментарии без предупреждения и объяснения причин.

Архив новостей

Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Присоединяйтесь к нам!

  • Facebook
  • Twitter
  • ВКонтакте
  • YouTube
  • RSS
  • Обратная связь
  • Политика конфиденциальности