«Осколок зеркала»: зимние сказки от Анны Романовой

Просмотров: 842
Тверь, . TIDC.RU - В нашей авторской рубрике еще одна зимняя сказка Анны Романовой. Новое повествование называется «Осколок зеркала».
«Осколок зеркала»: зимние сказки от Анны Романовой
.  ::  Рубрика: Слово за автором
Информационное агентство «ТИДЦ»: радиостанция «Серебряный дождь» - Тверь, 103.8FM

Первый снег медленно кружил за окном. Крупные белые хлопья, мягкие, словно пух. Он смотрел в окно и впервые чувствовал не радость, а лишь холод. Много лет зима бросала ему вызов, его внутреннему страху, жару его сердца. Но он лишь смеялся белым хлопьям, вьюгам — внутри него стучало сияющее тепло, разгоняя в крови ледяной яд тролльих осколков…

И каким же пугающим было это новое чувство нечеловеческого холода и страха, пришедшее к нему вместе с этой зимой. Вначале он ощутил, как холодеют руки. Затем холод коснулся его ног. Все чаще он стал просыпаться по ночам, чувствуя, будто внутри него бродит кусок льда, замораживая постепенно его самого, как тогда.. в далеком детстве. Холод и одиночество. То самое одиночество вдвоем, когда любимый человек рядом, но его присутствие – пустота.

ann-romanova_3

Мужчина вздрогнул и украдкой взглянул на жену. Она тихо спала в кровати. Круги усталости под глазами, жилистые, натруженные руки. И он знал, что утром его встретит спокойный взгляд, в котором уже не стало огня. Он не винил ее: двое детей, бесконечная работа по дому, заботы, хлопоты. Бесконечные волнения о долгах, здоровье, благополучии. И еще холод, ее постоянно донимал холод, как бы жарко не пылали камины зимой, ей все время чудилось, будто тянет холодом от дверей, или от окон. За окнами она следила особенно тщательно. Чтоб морозные цветы не успевали покрыть стекла, выставляла на подоконник много свечей, лишь бы шло тепло, лишь бы зима не настигла ее. Жена будто помешалась на огне и тепле. А ему казалось, что чем больше что-то остывало внутри нее, тем больше тепла она требовала в доме.

Кай вздохнул: все реже Герда смотрела на него глазами, полными тепла и нежности. Все реже они смеялись вдвоем. Все реже он чувствовал теплоту ее храброго сердца.

Все чаще в супружеской кровати они лежали, как чужие. Она спала, а он часами изучал потолок, словно прислушивался к себе самому. Сначала он чувствовал боль от того, что происходило с ними, а затем смирился: прекратил ссоры, выяснение отношений. Это ничего не решало. Жена бросалась в слезы и уверения, что любит его – просто она устала, нет сил, нужно немного передохнуть, и тогда их волшебная искра, огонь любви разгорится с новой силой. Он верил, но ни помощь по дому, ни второй заработок, ни новые сапожки не помогали. То чувство горячего тепла, от которого захватывало дух, таяло. Или это холод поглощал его? Кай неуверенно коснулся своей груди там, где билось сердце. По счастью, все еще билось, болело, трепетало, жило, но… Он отнял руку от своей груди и поежился от холода.

Сегодня утром он проснулся и чувствовал себя куском льда, таким холодным было его тело, руки. Он списал поначалу этот холод на то, что мерзлячка Герда стащила с него ночью одеяло. Но ощущение не оставляло его весь день. Кай поймал себя на мысли, что если он сейчас возьмет в руку снег, он ничего не ощутит. И в постель он отправился с тревожным чувством.

Герда уже засыпала, устав за день. И внезапно муж прижался к ней с каким-то отчаянием, крепко обнял, выдохнул в шею. Она почувствовала, как его бьет дрожь.

- Ох, Кай, что с тобой? Что случилось? Боже, какой же ты холодный, руки ледяные. Убери их от меня, не трогай, заверни в одеяло, согрей!

Он вздохнул и покорно дал завернуть руки в одеяло.

- Знаешь, сегодня был такой тяжелый день, — тихо проговорила женщина, — Дети меня совсем вымотали, глаза закрываются.

Муж молча обнял ее, и когда жена заснула, лежал и слушал ее дыхание. И боялся, до ужаса боялся закрыть глаза. Он чувствовал, как медленно по телу разливается холод, как неспешно он крадется от ледяных ступней вверх, туда, где бьется сердце. Мужчина лежал и слушал ветер в трубе, где выла первая вьюга. И ему казалось, что еще чуть-чуть — и он разберет слова, такие знакомые когда-то…

Ее разбудил внутренний толчок. Сердце прыгнуло нервной синкопой на грудную клетку и захлебнулось страхом. Герда резко села на супружеской кровати, пытаясь унять сердцебиение. Женщина прислушалась. Дети сладко посапывали за перегородкой. Муж…

Она провела рукой рядом, пытаясь определить, где под этой грудой одеял лежит Кай. И сердце дернулось внутри еще раз, отзываясь острой тянущей болью.

Рука наткнулась на лед. Герда с трудом сдержала вопль. Дрожащими руками она шарила рядом с кроватью, пытаясь зажечь свечу. Чиркнуло огниво. Маленький оранжевый огонек затрещал в спальне. Ледяная статуя прекрасного юноши лежала на их супружеском ложе. Кай был столь же юн и прекрасен, как в тот день, когда ее слезы растопили осколок проклятого зеркала в его сердце. Вечно юный лежал он рядом с ней, и там, где когда-то билось сердце, сияла проклятая стекляшка. Лицо ее любимого было безмятежно спокойно, и на его груди причудливые ледяные узоры складывались в слово «вечность».

Автор: Анна Романова
Ошибка на сайте? Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Комментировать:

Просим Вас быть взаимно вежливыми и избегать ненормативной лексики.
Редакция оставляет за собой право удалять комментарии без предупреждения и объяснения причин.

Архив новостей

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Присоединяйтесь к нам!

  • Facebook
  • Twitter
  • ВКонтакте
  • YouTube
  • RSS
  • Обратная связь
  • Политика конфиденциальности