«Наследие»: зимние сказки от Анны Романовой

Просмотров: 620
Тверь, . TIDC.RU - В нашей авторской рубрике еще одна замечательная зимняя сказка Анны Романовой. Это повествование называется «Наследие».
«Наследие»: зимние сказки от Анны Романовой
.  ::  Рубрика: Слово за автором
Информационное агентство «ТИДЦ»: радиостанция «Серебряный дождь» - Тверь, 103.8FM

Он уныло брел по парку. Серые голые деревья, свинцовые тучи. Весь мир казался ему неприглядным и убогим, как вся его жизнь. Он так старался, изо всех сил пытался быть успешным, как все эти парни и девушки, что сидели за соседними столами в конторе, смеялись, плакали, жили своей жизнью. Но коллеги сторонились его, да и с девушками как-то не складывалось. Иногда ему казалось, что он не совсем человек, не вполне настоящий: слишком трезвая голова и холодное, не способное на безумство сердце. Парень лишь коротко вздохнул; коллеги за глаза звали его «наш сухарь».

Вот и сейчас они сбежали с нудного вечера в фирме, чтобы сидеть в соседнем баре, смеяться, пить виски. Павел точно знал, где они, но никто из них даже не пытался позвать его с собой. И сейчас он бредет по этому замерзшему скверу подальше от веселых уличных огней. В какой-то момент молодой человек почувствовал, как внутри него медленно закипает отчаяние, подступая слезами к горлу. Парень прислонился к серому шероховатому стволу ближайшего деревца и поднял голову вверх, судорожно сглатывая. Серое небо взирало на него с равнодушием слепой старухи. Косматые клочья облаков летели по ветру. Ни звездочки, ни месяца, ни снежинки.

Павел вдруг вспомнил, как в детстве бабушка читала ему сказку о снежной королеве. И он всегда представлял себе ее сани за его окном. Ему нравилось думать, что он мог бы так же, как Кай, ухватиться за них и уже никогда, никогда бы не вернулся обратно. Однажды он рассказал об этом бабушке. Она всплеснула руками и заплакала.

Вечером он слышал, как она шепотом ругала дедушку, называя его «ледышкой» и со слезами жаловалась на какую-то «ледяную мерзавку», которая не может оставить в покое их семью, замораживая сердца.

ann-romanova_2

Все эти воспоминания были похожи на туман, смутный, плотный и неуловимый, но неожиданно для себя парень вдруг прошептал равнодушному небу:
«Я так хотел, чтобы ты пришла, прилетела за мной. Хотел улететь в твоих санях…»

Он горько усмехнулся:
«Но все обман, ничего нет, и тебя тоже нет, должно быть, кто-то все-таки посадил тебя на печку, раз ты боишься приходить в наши города!»
Он крепко зажмурился и выдохнул в свинцовые тучи: «Снежная трусиха!»

Парень долго еще стоял под деревом, запрокинул голову, закрыв глаза, но резкий порыв ветра заставил его поморщиться и прийти в себя. Прямо на него надвигалась поземка. Ветер гнал и крутил мертвые сухие листья и неведомо откуда возникшую мелкую белую крупу.

Снег! Да быть такого не может, — мелькнула мысль, и в воздухе задрожали, рассмеялись, рассыпались невидимые ледяные колокольчики. Смех звучал где-то около уха, словно смеявшийся подошел к Павлу близко-близко. Молодому человеку ужасно хотелось обернуться, и в тоже время страх буквально заморозил его, пригвоздил к месту, так сильно он боялся увидеть…

- Ну, здравствуй, Пауль…

Она назвала его так же, как звал его дедушка, когда думал, что бабушка не слышит. Дед говорил, что так бы звучало его имя в той, другой, далекой стране.

Павел обернулся, в нескольких шагах метель ткала-рисовала высокий женский силуэт. Белая, летящая шуба, или напротив, тончайший шелк? Молодой человек моргнул, и все стихло, улеглось, растворилось в глубокой тишине. Две синие льдинки, так похожие на замерзшее море, приковали взгляд парня.

Если бы кто-нибудь спросил его назавтра, какова она, эта ледяная королева, Пашка бы не ответил. Не смотрел он ни на белое пальто с пушистым воротником, ни на длинные белые волосы. Ее глаза поглотили все без остатка. А в них пела и смеялась зима. Пушистые сугробы, румяные от мороза щеки, речка, скованная льдом, санки, несущиеся с горы, и волшебный ледяной дворец, где так давно лежали на полу холодные кусочки, из которых так весело складывать слова и фигуры. Они были такими знакомыми, будто Павел знал, каковы они на ощупь, их гладкость и совершенство.

Королева провела пальцами по его лицу, и он не ощутил холода, просто румянец сбежал со щек и только…
- Как летит время, правнук, да? Но мой Кай — он там, внутри тебя, как и крошечная капелька моего льда, так и оставшаяся в вашей крови навсегда. Ты звал меня?

Павел лишь судорожно кивнул.

- Ты хочешь знать, что скрывает старая сказка?- вкрадчивость ее голоса была нежнее шелка, она ласкала, убаюкивала, чтоб не расслышать было грубому человеческому уху за этой жемчужной россыпью снежных хлопьев рева голодной бури, так жаждущей наживы.

Но Павлу было уже все равно. В его голове плыла белая пелена, стирая из памяти теплые руки мамы, любовь бабушки, игры с друзьями, оставляя лишь ледяное совершенство и сияние. Синие льдинки манили его, и он протянул ей руки навстречу.

Метель в парке улеглась так же неожиданно, как началась, оставив лишь мужское пальто и шапку под ясенем. А над городом пошел снег. Пушистые белые хлопья снежного счастья.

Автор: Анна Романова
Ошибка на сайте? Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Комментировать:

Просим Вас быть взаимно вежливыми и избегать ненормативной лексики.
Редакция оставляет за собой право удалять комментарии без предупреждения и объяснения причин.

Архив новостей

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Присоединяйтесь к нам!

  • Facebook
  • Twitter
  • ВКонтакте
  • YouTube
  • RSS
  • Обратная связь
  • Политика конфиденциальности